Честная жизнь с верой и надеждой

Белый медицинский халат никогда не являлся его спецодеждой, хотя почти всю сознательную жизнь он проработал в бригаде, оказывающей неотложную помощь.
Семью Идриса Хапаева хорошо знают и уважают в Хасанье.  В небольшом уютном дворе играют внуки, то и дело подбегая к нам с Идрисом. Родился Идрис 10 апреля 1939 года в селении Безенги Хуламо-Бе-
зенгиевского района. В семье было четверо братьев и три сестры. Мама Забитхан занималась детьми и домашним хозяйством.  Жилось тогда всем непросто, и ночами мама шила немудрёную одежду членам семьи и односельчанам, которые обращались к ней с такой просьбой. Денег никогда не брала – в селе каждый считал другого почти родственником.
Карашай, отец  Идриса, после фронтового ранения в 1943-м был демобилизован. А потом наступил страшный для балкарского народа 1944-й год. Средняя Азия, киргизское село Ананьево. Там-то и началась трудовая деятельность девятилетнего Идриса: работал в колхозе, на ферме…
– В пятьдесят седьмом, после долгожданного возвращения на родину, – рассказывает Идрис, – отца назначили председателем колхоза «Голубые озёра», а уже через полгода направили в Безенги, в колхоз «Путь к коммунизму». В этом же колхозе начал работать и Идрис.  Окончил техникум в Прохладном и стал водителем  председателя колхоза.
– Председатели менялись, а я оставался за рулём их служебной машины. Понятия «персональный автомобиль» тогда не существовало.  Семь лет возил колхозное начальство, потом пересел на грузовик – ещё десять лет за баранкой. В шестьдесят восьмом встретил будущую жену и с семьдесят пятого мы живем в Хасанье. Семью нужно было кормить, и я уехал  на целых семь лет на Чукотку, став старателем. Вернулся и с тех пор с восьмидесятого по две тысячи первый год был водителем на «скорой помощи».  Двадцать лет, как один день. Всякое бывало за эти годы. Карета «Скорой» – не председательский уазик. Каждый день – борьба за чью-то жизнь. Я не переоцениваю свою роль, но и от меня зависело немало – порой всё решали минуты. Я старался не подвести дежурную бригаду. С тех пор по памяти могу найти любой дом в городе, кажется, знаю каждую кочку и выбоину на дорогах. Хотя, конечно, и дороги уже почти везде новые, и кочки с выбоинами на них другие… 
Дежурные бригады менялись, но мы всегда чувствовали себя одной командой, делающей общее очень важное дело.  
На «Скорой» он за любую работу брался с удовольствием – и завгаром был, и механиком, но больше всего любил находиться за рулём. Там как-то острее, что ли, чувствовал  жизнь и свою необходимость. Машин тогда на улицах было меньше – полегче работалось, чем сейчас.
– Нарушал ли я правила? Наверное, иногда нарушал, не помню, – смеётся Идрис. – По-моему, сейчас вызовов стало больше. И население увеличилось, и жизнь стала слишком нервной. Никуда не денешься. Раньше на дорогах машинам «Скорой» оказывали  больше уважения. Иногда нас даже сопровождали милицейские автомобили...
У  Идриса и Любы четверо детей – сын и три дочки. Всем смогли дать высшее образование, каждый  нашёл себя в жизни.
– Детей мы никогда не баловали. Старались вырастить их справедливыми, честными и добрыми. Две дочери работают учителями в школе, Эльдар –  хирург в нальчикской горбольнице. Я очень хотел, чтобы он стал именно врачом. Почему – даже и не смогу объяснить, если без громких слов. А громких слов я не люблю. В моём возрасте их и произносить неловко. У меня уже одиннадцать внуков! Это моя надежда и гордость. Кем они станут, когда вырастут, решать им. А я буду только молиться, чтобы они были счастливыми.
У супругов Хапаевых сейчас много свободного времени – они на пенсии.  Хотя это как посмотреть: у них ухоженный огород, но  ведь ничто не растёт само по себе, за всем нужен уход, а значит, и  время. 
Полвека трудового стажа Идриса не могут не вызывать уважения. Как и вся его простая честная жизнь, в которой всегда было место любви, вере и надежде. Сегодня это надежда на внуков. И вера в них.

Ирэна Шкежева
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


22.08.2019
20.08.2019
17.08.2019
15.08.2019