Песеннолобый

«Из камня высекают узор, из стали куют саблю, из кома, что подкатывает к горлу в час радости или печали, выплавляют песню», – говорили хранители народной мудрости. Их песни запоминались и жили долго, хотя никто уже не помнил тех, кто их сочинил. Так творили безымянные поэты, какими всегда был богат наш горный край.
В начале ХХ века в стране происходили великие преобразования, давшие бесписьменным народам грамоту, школы и книги. После Октябрьской революции 1917 года во второй половине марта 1918 года в Кабарде и Балкарии была установлена Советская власть. Волею судьбы в центре этих грандиозных по своему масштабу и значению событий ушедшего века оказался маленький мальчик, прошедший через все испытания со своим народом и отразивший их спустя много лет как в зеркале в своём творчестве.
22 июля исполняется 105 лет со дня рождения народного поэта Кабардино-Балкарии, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии РСФСР им. Горького, Государственной премии СССР Алима Пшемаховича Кешокова. Нет, наверное, в нашей республике семьи, в которой бы не знали и не любили его поэзию и прозу.
Родился Алим Кешоков в ауле Шхалуко, «Долина мельниц» – так переводится его название. Река Шалушка, на берегу которой располагался аул, приносила во время паводка огромные валуны. Из них жители аула строили дома, выделывали жернова: большие – для мельниц, маленькие – для домашнего употребления. Эти жернова пользовались большим спросом, их возили на базар в Нальчик. С той поры жителей аула называли «жерновщиками».
Именно в этой прекрасной долине с видом на величавый Эльбрус в вечных снегах и прошло детство народного поэта Кабардино-Балкарии. Однако в роду его были не камнетёсы, а искусные кузнецы, изготовлявшие столь ценимое горцами оружие – кинжалы и сабли из лучших сортов белой дамасской стали. Родной дед поэта Мирзабек и его брат Айтек, бежавшие от хозяина, открыли на краю аула кузницу, первыми в роду получив фамилию Кешоковы, что по-русски означает Кузнецовы.
Пшемахо Кешоков после революции являлся председателем сельского ревкома, организатором колхоза. Будучи просвещённым человеком, он стал одним из первых учителей, основателем школы в родном ауле. Его жена, мать Алима Куоз (урождённая Хакуринова), обладала великолепным голосом, была искусной певицей, плакальщицей, импровизатором, помнила множество песен, легенд, знала наизусть суры Корана, разгадывала сны, гадала на фасоли, была, так сказать, носительницей национального фольклора. Алим Пшемахович вспоминал о матери с признательностью: «Если в моей душе ещё в детстве вспыхнула любовь к поэтическому песенному слову, зародился интерес к народным сказаниям и легендам, то этим я обязан матери Куоз Кешоковой – искусной певице, помнившей много песен и легенд…»
Подражая матери, Алим сочинил и пел свою первую песню, посвящённую расставанию с соседями, уезжавшими на новые земли, которыми они были наделены после установления Советской власти. Соседский старик называл его «мальчиком с песенным лбом» или «песеннолобым». Не раз потом, уже в зрелом возрасте, удивлялся Алим Пшемахович: как мог старик предсказать, что он будет писать стихи и песни, когда в ауле был один-единственный грамотный человек – сельский писарь, а о школе не могло быть и речи.
Первые литературные опыты юного Алима относятся к тем временам, когда письменность у его народа только появилась, и первой книгой в руках детворы был «Букварь». Из воспоминаний Алима Кешокова: «На моих глазах появились первые печатные стихотворения поэтов, когда ещё не было читателей. Помню праздник, называвшийся посадить песню на коня. Народный поэт, рапсод, по заказу сложил песню. После её одобрения из соседних аулов были приглашены на праздник молодые люди, парни и девушки с хорошей памятью и голосом. Рапсод пропел им песню раз и два, пока все её не запомнили, затем гости разъехались с песней на устах каждый в свой аул, а там от них другие узнавали новую песню, переходившую таким образом из уст в уста».
В начале 20-х годов в Кабардино-Балкарии открылись первые массовые школы. Алим Кешоков сначала окончил двухлетнюю сельскую школу, открытую его отцом, затем поступил в школу-интернат Баксанского окружного центра для детей революционеров и бедняков, заведовал которой и преподавал родной язык Али Шогенцуков, зачинатель и классик кабардинской литературы. Под впечатлением живого общения с этим безмерно чистым и светлым человеком, щедро отмеченным поэтическим талантом, мальчик тайком начал писать стихи. Как ни прятал Алим свои стихи от товарищей, его тайна скоро была раскрыта. И когда его учитель прочитал эту первую пробу пера, взволнованно обнял и долго сидел, не выпуская мальчика из рук. «Дорог первый плод, по нему судят о дереве», – сказал он тогда.
Когда Алиму было всего 17 лет, его стихи напечатали в учебнике родного языка, а 22 июля 1934 года он получил в руки гранки своих стихов, которые должны были печататься в первом альманахе кабардинской поэзии «Первый шаг». И когда у студента педагогического колледжа Алима Кешокова в паспортном столе потребовали дату рождения для занесения её в паспорт, он, задумавшись, выбрал в календаре именно этот день появления в печати своих первых поэтических произведений как день своего рождения. К слову, кабардинцы раньше не только не праздновали дни рождения, но и не знали точной даты. Алиму Пшемаховичу было известно, что он родился летом 1914 года, его мама после родов лакомилась молодой картошкой, а в пометке, которую сделал отец на обложке Корана о дне его рождения, не оказалось числа.
Вторым учителем в мире поэтического слова для Кешокова, учившегося на филологическом факультете Северо-Кавказского педагогического института, стал профессор Всеволод Александрович Васильев, читавший курс русской и мировой литературы. Васильев раньше был актёром, потому его лекции становились литературными вечерами, на которые набивалась полная аудитория студентов со всех факультетов.
В 1941 году вышел первый сборник стихов А. Кешокова «У подножья гор», который стал одной из первых книг кабардинских поэтов. Но Алим Пшемахович не успел порадоваться этому успеху, потому что выход в свет его первой книги совпал с началом Великой Отечественной войны. С авторскими экземплярами этой книги в вещевом мешке и билетом члена Союза писателей в кармане гимнастёрки он ушёл на фронт.
Когда прибыл в Кабардино-Балкарскую кавалерийскую дивизию, в ней насчитывалось 5500 человек. После жесточайшего боя с превосходящими силами противника в Сальских степях летом сорок второго осталось 365. Кешоков называл себя триста шестьдесят пятым… Воевал под Сталинградом, переходил Сиваш, отвоёвывал Севастополь и Прибалтику, с боевым вылетом наведывались в Крым. Все было: ранения, контузии, землёй засыпало. Однако война не погасила в поэте жажды творчества, а, наоборот, наполнила новым смыслом слова, окрасила их в неизвестные ему до того краски, фронтовые впечатления осели в сознании в суровых тонах, помогли лучше разобраться в характерах людей, прочувствовать полноту людских страстей и эмоций. Он видел трагическую гибель своих товарищей и дал себе клятву поведать об увиденном.
Дорогами Великой Отечественной вой-
ны Алимом Кешоковым был пройден славный путь кавалериста, командира миномётной батареи, корреспондента военной газеты. После войны он работал министром просвещения КБАССР, секретарём Кабардинского обкома ВКП(б), занимал пост заместителя Председателя Совета Министров республики, был председателем Союза писателей Кабардино-Балкарии, дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР, депутатом Верховного Совета РСФСР и многократно  депутатом Верховного Совета КБАССР.
Доживи до тех лет старик, предсказавший сельскому мальчугану будущее, мог бы сказать о себе, что он – ясновидец. За 60 лет творческой деятельности А. Кешоковым были созданы десятки прозаических и сотни поэтических произведений, многократно изданных и переведённых на многие языки как в Союзе ССР, так и за рубежом.
Писательская работа Алима Кешокова постоянно была сопряжена с активной и многообразной общественной деятельностью. Будучи секретарём правления Союза писателей и председателем правления Литературного фонда СССР, Кешоков принимал активное участие в движении солидарности писателей стран Азии и Африки, участвовал в общенародной борьбе за мир во всём мире, отдавал много сил пропаганде советской художественной литературы. Являлся вице-президентом обществ дружбы СССР – Марокко, СССР – Алжир, заместителем председателя общества дружбы с арабским народом Палестины, членом президиумов советского комитета солидарности стран Азии и Африки, советского комитета за европейскую безопасность и сотрудничество.
Боевой путь Алима Кешокова отмечен двумя орденами Красной Звезды и медалями, а за послевоенную общественную деятельность и литературные заслуги ему были вручены три ордена Трудового Красного Знамени, ордена «Знак Почёта», Октябрьской революции, Ленина, Почётная грамота КБР.
Умер Алим Пшемахович Кешоков
29 января 2001 года в Москве и похоронен в родном селе Шалушка.
Уходят люди, но дела их остаются. Алим Кешоков был и остаётся художником, пропустившим сквозь сердце великую советскую эпоху, осмыслившим её по-своему, давшим многим её понимание, человеком, поэтом, писателем, воздухом которого была любовь к своей родине и  своему народу. В управлении центра документации новейшей истории Архивной службы КБР хранится личный архивный фонд А. Кешокова, включающий  396  единиц, охватывающих период с 1918 по 2009 год. Это рукописи романов, повестей, очерков, рассказов, поэм и стихотворений; выступления, воспоминания и дневники; документы о постановке фильмов «Лавина с гор», «Держатель огня», «Чудесное мгновение», «Сабля для эмира» по произведениям  Алима Пшемаховича; документы его литературной, служебной и общественной деятельности; фотографии и многое другое.
 

Елена МАМБЕТОВА, архивная служба КБР
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


05.12.2019
03.12.2019
30.11.2019
29.11.2019