«Дед Мамхег» из Герата

О том, какое великое зло – война, Станислав Мамхегов знал от своего отца – Карбека, мужественного воина, прошедшего три войны: финскую, Великую Отечественную и японскую. Когда Карбек Кисинович демобилизовался из действующей армии в 1947-м, его грудь украшали боевые награды: ордена Славы III степени,
Отечественной войны
I и II степени и Красной Звезды, медали «За отвагу»,
«За боевые заслуги»,
«За победу над Германией!»,
«За победу над Японией».
Пройдя через пот и кровь трёх войн, Карбек Кисинович страстно желал своим детям никогда не видеть даже в дурном сне того, что пришлось увидеть ему. Но, спустя многие годы, его сыну Станиславу пришлось взять в руки оружие. В жизнь сына героя трёх войн ворвался Афганистан, резко изменивший судьбы тысяч 18-20-летних советских парней. А начиналось всё довольно безоблачно и буднично. В 1978 году Станислав окончил школу в родном Карагаче, поехал в Нальчик, где устроился на станкостроительный завод сначала фрезеровщиком, а затем и токарем. В 1979-м был призван Нальчикским военкоматом и полгода проходил «учебку» в группе советских войск в Германии, в городе Людвигслуст.
Там Станислав и его сослуживцы узнали, что им предстоит воевать в Афганистане.
– Мы попали в первую волну «афганцев», а потому нам было гораздо сложнее. Мы не знали что это за страна, какой противник нам будет противостоять. В союзе тогда категорически запрещалось говорить об Афгане, о том, что там погибают в боях с душманами наши солдаты и командиры. Свои боевые награды я получил после дембеля, когда вся страна узнала, что в ДРА идёт настоящая война со всеми её тяготами и потерями, – вспоминает Станислав Карбекович. – Страшно было от того, что у нас плохо было с питанием и водой. Мы тогда спрашивали себя: неужели  наша огромная страна не может обеспечить самым необходимым? А что касается боязни погибнуть, страх приходит уже после боя, когда ты видишь бездыханного друга, с которым полчаса назад курил. Наш замполит так грамотно обрабатывал солдат, что все шли в бой с мыслью: если и погибну, то героем.
Мамхегов попал в славное боевое соединение – 101-й мотострелковый полк пятой гвардейской мотострелковой Зимовниковской Ордена Кутузова дивизии имени 60-летия СССР 40-й армии. Служил в полковой разведке в провинции Герат. В ней, расположенной в зоне афгано-иранской границы, систематически проводились различные по масштабу, целям, составу участников масштабные войсковые операции. Близость границы сопредельного государства, где в городах Кум и Мешхед размещались штаб-квартиры восьми крупных проиранских исламских партий «Шиитская восьмёрка», финансирующих деятельность вооружённых формирований моджахедов-шиитов и исмаилитов, тренировочные лагеря по подготовке военных специалистов, обеспечивала особые условия для ведения тотальной партизанской войны по всему западу территории ДРА. Пятая гвардейская мотострелковая дивизия, части и подразделения которой дислоцировались в провинции Герат,  принимала участие в многочисленных различных по масштабу и целям боевых операциях и рейдах, осуществляла реализацию разведывательных данных и засадные действия, завершая свои усилия разгромом многочисленных отрядов вооружённой оппозиции, обращением многих её членов на сторону правительственных сил армии ДРА, захватом большого арсенала вооружения и боеприпасов на складах перевалочных баз и опорных пунктов моджахедов.
Центром провинции Герат является город с одноимённым названием. В его окрестностях и служил наш воин, которому суждено было попасть в разведроту, возглавляемую его земляком – Аниуаром Губжоковым.
– В роте было много моих земляков – Артур Шувалов, Мартин Батуев, Олег Шамов (был ранен в ходе одной из операций), Виктор Юрченко и высокий, физически сильный Умар Оздоев из Малгобека. Тогда все думали, что командование  специально создало кабардинскую группу разведчиков, – вспоминает Станислав Карбекович. – Нас называли «дикой разведкой», и мы гордились столь лестной оценкой действий роты. Все ребята с честью исполнили долг перед Родиной. Из 46 бойцов восемь погибли, 17 были ранены, семеро стали инвалидами первой группы, оставшись кто без одной, а кто и без обеих ног. До сих пор болит душа за храброго воина Умара Оздоева, геройски погибшего в бою. Обращаюсь к властям Ингушетии: помогите семье разведчика получить заслуженную им награду, как минимум медаль «За отвагу».
Как воевали разведчики? Обычно «особисты» допрашивали пленных, и, основываясь на их показаниях, группа разведчиков выдвигалась в район предполагаемой дислокации духов. При этом никто не знал, сколько их и какое у них вооружение. Ведь показания пленных зачастую были неполными или неверными. Проведя разведку боем и установив примерное количество живой силы противника, советские воины либо   старались ликвидировать  обнаруженных боевиков и двигаться дальше в район расположения их баз, либо, столкнувшись с крупными силами врага,  вызывали подмогу. Боевые выходы, совершённые разведротой, в которой служил Мамхегов, насчитывают не один десяток.  Но, конечно же, есть среди них те, забыть которые невозможно и спустя 40 лет.
Как-то разведчики вышли на задание в пригороде Герата и вскоре услышали стрельбу, по интенсивности которой было ясно, что идёт большой бой. В одной из крепостей боевики блокировали наш пехотный взвод, командиром отделения которого был Руслан Апшев из
Баксангэса. Взвод понёс серьёзные потери: двое убитых, четверо раненых. К тому же на исходе были боеприпасы. Разведчикам предстояло прорвать кольцо окружения, создать коридор, по которому пехотинцы могли бы уйти из крепости. И всё это под плотным автоматным и пулемётным огнём. В том бою геройски погиб пулемётчик Сергей Боровец, прикрывавший отход группы. Пехота вышла, а разведчики пошли дальше искать гнездо боевиков, в котором были их склады с оружием. Двое суток наши бойцы штурмовали двухэтажное здание, которое переходило из рук в руки. В результате разведчики уничтожили около 70 духов, четверых взяли в плен. Был захвачен склад оружия: автоматические винтовки, автоматы ППШ времён Великой Отечественной войны, а также «калашниковы» китайского производства. Когда группа возвращалась назад на четырёх БМП и стольких же БМД, в головную БМП, где находился командир Аниуар Губжоков, боевики выпустили ПТУРС американского производства. Механику оторвало руку, штурман получил ранения лица,  остальные чудом уцелели.
После полутора лет службы в Герате «дед Мамхег» (такое прозвище дали ему сослуживцы) демобилизовался из армии в должности заместителя командира разведвзвода. Уже на гражданке он получил две боевые награды: медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Немного отдохнув от армии, Станислав подал документы на сельхозфакультет КБГУ, а в итоге закончил КБАМИ. Получив диплом агронома, молодой специалист по распределению попал в станицу Солдато-Александровскую Ставропольского края. Здесь он трудился управляющим отделения местного совхоза «Заря». Оттуда его перевели в совхоз «Псыншоко», где он проработал  несколько лет агрономом.
После развала СССР Станислав Карбекович создал фермерское хозяйство, которое возглавляет поныне.   У администрации селения Карагач он арендует 254 гектара пашни, на которых возделывает гибридные сорта  кукурузы зарубежной селекции. Средняя урожайность богатырской культуры составляет 80-85 центнеров в зерне с гектара. В хозяйстве содержится 200 курдючных овец.
– Я не продаю овец. Развожу для собственных нужд, кормлю работников, угощаю друзей, односельчан. А главное  – помогаю всем афганцам, которые бывают у меня. (каждый «шурави», побывавший в гостях у «деда Мамхега», уезжает с подаренной тушкой ягнёнка, – ред.).  А помогают семье ветерана Афганистана управляться с делами  добросовестные работники – механизатор Адиль Боров и бригадир овцефермы Заур Мамхегов (на снимках). С супругой – Тамарой Чочиевной, учительницей физики в карагачской школе, Станислав Карбекович воспитал двух сыновей и дочь. Старший – Астемир окончил экономический факультет КБГУ, Аслан получил диплом экономиста Краснодарского гос-университета, а Залина по образованию, полученному в КБГУ, – соцработник. «Дед Мамхег» очень гордится тремя внучками – Алисой, Каролиной и Эллой.
Из Афганистана Станислав Мамхегов вернулся почти сорок лет назад. Война пощадила его тело, он не был ни разу ранен. Но она изранила его душу.
– Афган – это рана, которая никогда не заживёт, – говорит бывший разведчик 101-го мотострелкового полка, который военную форму одел впервые с 1981 года только по просьбе корреспондента «КБП»,  для снимка. – Что я изменил бы  в своей судьбе, если бы мог? Ничего. Так было определено Всевышним. И потом я часто вспоминаю моих боевых друзей. Таких в мирной жизни не встретишь.
 

Альберт ДЫШЕКОВ
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


10.12.2019
07.12.2019
05.12.2019
03.12.2019