«Обо всём этом я изболелся душой…»

Прошло 80 лет с того трагического дня, когда при нападении бандитов на Кабардино-Балкарский областной краеведческий музей в конце 1939 года погиб его создатель и директор Макар Иванович Ермоленко.
М. Ермоленко родился в Ставропольской губернии в 1867 г. в крестьянской семье. В молодости ему пришлось уехать в далёкую Сибирь, куда он был выслан за революционные настроения. Находясь на вольном поселении в Енисейской губернии, он серьёзно увлёкся археологией и приобрёл опыт музейной работы в Красноярском краеведческом музее. Возвратился на Кавказ только через 15 лет – в 1906 го-
ду. Он являлся членом Русского географического общества, действительным членом Ставропольской учёной архивной комиссии, членом Ставропольского общества изучения Северо-Кавказского края.
Ермоленко служил писарем в сельском правлении
с. Атажукино III – родном селе Бетала Калмыкова (ныне
с. Куба). Через его руки прошло множество важных бумаг. Его специфический почерк хорошо узнаваем среди сотен и тысяч документов, хранящихся в Архивной службе КБР.
Один из документов, поданный Ермоленко на имя начальника Нальчикского округа, рассказывает об его археологических изысканиях в районе реки Малки в июле 1912 г. Проходя по речному берегу с целью «поиска в нём предметов палеонтологии», Макар Иванович обнаружил человеческий череп, торчащий верхней частью из глины. Следом были обнаружены и другие части скелета. Череп имел «узкий, низкий лоб и удлинённую голову к затылку» и при извлечении раскололся на куски. По предположению Ермоленко, останки принадлежали древнему человеку. О своей находке он сообщил Терскому областному музею в г. Владикавказе и Терский статистический комитет, с которым он заключил сотрудничество по сбору археологических, палеонтологических и исторических материалов для Терского музея.
Но главным делом его жизни, которому он отдавал все силы, был Кабардино-Балкарский областной краеведческий музей, созданный в 1921 году.
Советский писатель Юрий Либединский в книге «Связь времён» делился своими впечатлениями о Нальчике начала 1930-х годов. Пребывая в столице Кабардино-Балкарии летом 1933 года, запомнил он и заведующего музеем Макара Ермоленко: «…Был там маленький музей, основанный замечательным человеком, русским интеллигентом, всю жизнь прожившим в Кабарде и собравшим в этом музее остатки кабардинской старины. Кажется, от него я узнал, что многие драгоценные экспонаты музея – золотые и серебряные монеты и украшения с самоцветными камнями – безвозмездно передавались музею крестьянами, когда они обнаруживали у себя на поле клады…».
И это действительно было так. При создании музея председатель Кабардинского окружного исполкома Бетал Калмыков по инициативе
М. Ермоленко выступил с воззванием к местным жителям: «Долг каждого кабардинца прийти на помощь такому начинанию, для чего всякий, кто может, пусть передаст в музей имеющуюся у него старинную вещь, ненужные предметы орудий сельского хозяйства, посуды, утвари, украшений, образцы одежды, обуви, рукоделия, предметы труда, кустарного производства, детские игрушки и т. д. …Итак, моя просьба к вам, родным кабардинцам, прийти на помощь устройству своего музея». Создаваемый в области музей оказался в надёжных руках Макара Ермоленко.
Самое прямое отношение Макар Иванович имел и к архивному ведомству Кабардино-Балкарии. Он был его следующим руководителем после отставки первого заведующего И. Закусилло. В июле 1923 года И. Закусилло, проработав год, был уволен с должности заведующего архивным отделом облисполкома.
Ермоленко желал работать в архиве ещё в самом начале, когда архивный орган только создавался. Его кандидатура тоже рассматривалась для назначения в архив. Он писал: «В исполнительный комитет Кабардинской области. Ввиду предстоящей организации областного отдела Центрархива, – я прошу исполнительный комитет о назначении меня на должность заведывающего губотдела Центрархива. Докладываю, что я с архивным делом знаком около
30 лет и вполне оправдаю возложенную обязанность. Совместимость службы моей, часто касающейся и архива, вполне возможна. Июля 1 дня 1922 г. Зав. областным музеем Кабардинской обл. М. Ермоленко». Но, видимо, из-за занятости в музее он тогда не был утверждён в этой должности. Теперь же, после ухода Закусилло, Ермоленко по совместительству стал работать и в архивном отделе. Но проработал всего полгода. Вероятно, потому, что сочетать оба направления было невозможно из-за большого объёма работы.
Работы действительно было много. Ведь Макар Иванович начал формировать музей буквально на пустом месте. Не было помещения, а экспонаты прибывали, и их надо было описывать и хранить. Работал в одиночку, на голом энтузиазме. В 1922 г. Ермоленко письменно обратился к председателю Кабардино-Балкарского облисполкома Беталу Калмыкову: «Я получил сведения, что дом, где находился здравотдел, освободился и стоит сейчас пустой. Я просил вас дать его под музей. Снова усердно прошу вас благоволить назначить его для музея. Здесь вещи погибнут от сырости и холода и само здание по своей темноте негодно для музея. Музей – это моё и ваше родное детище, – только мы двое его создавали и создаём, неужели вы допустите погибать этому детищу, этому светлому начинанию молодой, самостоятельной Кабарды, созданной вами же? …А дом тот уже кем-то собирается занять. Надо поторопиться. Надо поторопиться ещё и потому, что во вторник должны привести дрова, но куда их поместить? Здесь наши дрова лежат на дворе и мокнут, а кроме этого их кто здесь сильно ночами расхищает, – народу много, – чёрт знает, кто их ворует, но исчезают сильно. Ведь тут погибают советские средства, всех не отопили… Обо всём этом я изболелся душой… Надо подготовить музей хотя к новому году открыть, надо приспособить по зданию и комнатам витрины, щиты, стойки, подстав[ки] и т.д., но где оно будет – не знаю и работа стоит. [Я] измучился! И жалко бросить, и досадно, что враги будут смеяться своим подлым успехам по развалу…».
На документе стоит резолюция: «Тов. Ломако. Немедленно с тов. Соколовым и Кирочкин[ым] подыскать дом для музея. Б. Калмыков.
21/VI 22 г.».
В итоге для музея было подобрано сносное, а по тем временам – даже хорошее, крепкое здание, расположенное на улице Советской. К концу
1925 года, т. е. через каких-то три-четыре года после основания музея, в нём насчитывалось 7748 (!) экспонатов. Макар Иванович открыл в музее четыре отдела: историко-археологический, этнографический, естественно-исторический и отдел русской революции. При этом, как отмечал заведующий, штат состоял из одного лица – самого Ермоленко. Из обслуживающего персонала – только сторож. Кроме комплектования музейных фондов, Ермоленко самостоятельно вёл просветительскую работу. Почти с самого возникновения музей стал посещаемым. Только в 1925 году в нём побывали около трёх тысяч человек.
Но финансовые проблемы душили все благие начинания. Заведующий писал: «Намечена мной поездка с частью экспонатов первобытной культуры по сёлам и аулам области для ознакомления молодёжи, в особенности комсомольской, с первобытной культурой человека, с его движением вперёд по пути прогресса, жизнью Земли и т.д. Но дело может решить только достаточное финансирование, при таком же положении, как сейчас, план этот – та же неосуществимая мечта».
Последние 18 лет своей жизни Ермоленко оставался бессменным руководителем Кабардино-Балкарского краеведческого музея. За плодотворную деятельность на своём посту, несмотря на то, что у него не имелось никаких учёных званий и степеней, 72-летнему Макару Ермоленко было присвоено звание «Заслуженный деятель науки КБАССР». Указ Президиума Верховного Совета КБАССР от 20 июля 1939 г. сохранился в управлении Центрального государственного архива АС КБР. К сожалению, в том же году Макар Иванович трагически погиб на своём рабочем месте.
 

 

Наталья БАЛЬЖАТОВА, Архивная служба КБР
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


26.02.2020
22.02.2020
20.02.2020
18.02.2020